03:10 

Сквозь тернии к любви

assyr

Глава посвящается моей любимой free.like.wind!
С прошедшим тебя Днем Рождения, любимая, всего тебе наилучшего))))


Терри


Зайдя в квартиру, я втянул воздух, пытаясь уловить посторонние запахи, но нет, везде только запах моей пары. Неужели такой шикарный мужчина может быть настолько одиноким?

Дом…

Мы дома, малыш, теперь квартира Дейва станет нашим домом. Теперь здесь нам предстоит жить. Джон нас просто вычеркнул из своей жизни, вот такой фальшивой оказалась его любовь. Но ничего, мы с тобой сильные, мы справимся со всеми трудностями и обязательно будем счастливы.

Мы просто забудем, переступим через это предательство.

Со временем боль утихнет, раны на сердце заживут. Дейв нам поможет.

Я вижу, с какой нежностью он смотрит на меня, как старается почаще прикоснуться ко мне, обнять, погладить увеличившийся животик, в котором ты, малыш, растешь.

Он будет замечательным Отцом, я уверен.


Его запах кружит голову, я не могу сопротивляться ему.

Я сам тянусь к нему, сам накрываю его тонкие губы поцелуем, одной рукой зарываясь в его волосы, а второй обнимая за шею. И он обнимает меня в ответ, пряча от всех проблем и переживаний в своих теплых и нежных объятиях.

Его черные глаза светятся такой лаской и заботой, что я тону в них, окунаясь с головой, без возможности вернуться назад. Да и не хочу я возвращаться, хочу вечно тонуть в этом темном озере.

Он безмолвно обещает мне защиту, любовь.

И я верю ему, но не могу до конца открыться. Я вижу, что он уже любит меня, он нравиться мне, за этот короткий промежуток времени, что он рядом, я проникся к нему симпатией, но… пока я не могу ответить на его чувства. Еще свежи воспоминания от предательства бывшего супруга, а что он бывший – я не сомневаюсь. Я боюсь, что он изуродует наши чувства, как сделал это Джон.

Это иррациональный страх, ведь я понимаю, что он – не Джон, он другой… более чуткий, нежный, открытый. Он мой Истинный, и сама природа не даст ему меня обидеть.

И я стараюсь перебороть это, не позволяю липкой паутине страха полностью поглотить меня.

Он - не Джон, не Джон, не Джон…

Дейв окружает меня своим вниманием, своей заботой. Даже ужин предлагает готовить вместе, а Джон так никогда не делал. Он просто воспринимал все как должное, никогда не благодарил за комфорт и уют в доме.

Напоив меня чаем, он устроил мне экскурсию по квартире.

Четыре комнаты, ванная и кухня. Все комнаты оформлены в светлых тонах, но как-то неуютно, чувствуется, что сюда он приходит только ночевать.

Кухня – кремового цвета, просторная, с кучей современной бытовой техники, огромный обеденный стол, застеленный белой скатертью, возле стола мягкий диванчик, на окне легкий тюль.

Гостевая комната – голубовато-серая, огромная двуспальная кровать, застеленная голубым покрывалом, с кучей маленьких подушечек в синих разводах, серый, с синими разводами ковер на полу, возле стены огромный шкаф со стеклянными дверцами, окно, выходящее во двор, в котором сейчас на лавочках сидят какие-то мальчишки, что-то бурно обсуждая, эмоционально размахивая руками.

Зал был просто огромным, золотистые обои с тиснением, светло-коричневый ковер с длинным ворсом на полу, черный диван возле стены, пара кресел по бокам от него, маленький стеклянный столик возле окна, тяжелые золотисто-белые шторы на окне и прозрачный тюль. На стене, напротив дивана, телевизор, огромная плазма.

По бокам от телевизора куча полочек с разными книгами и фотографиями. Я подошел поближе, взял в руки снимок, на котором маленький Дейв крепко обнимал черноволосого сероглазого мужчину, который бережно держал его на руках, ласково улыбаясь в камеру. Его родители… а у меня от моих даже фотографий не осталось…

Я безумно скучаю за папой и отцом. Но время медленно затягивает раны потерь, оставляя рубцы. Сейчас воспоминания о родителях уже не причиняют сильную боль, как раньше. Лишь грусть, что я больше не могу обнять их, скрываясь в родных объятиях от проблем, может, если бы они были живы, я бы никогда не женился на Джоне, и сейчас бы не страдал от ноющей боли в растоптанном сердце.

Я поставил фотографию назад и вышел из комнаты.

Наша спальня. Двуспальная кровать возле стены, застелена коричневым пледом, куча маленьких подушечек, балкон, большое окно с римскими шторами бежевого цвета, сейчас собранными, от чего яркое солнце, заглядывающее в окно, золотыми отблесками «гуляет» по бежевому ковру, светлые обои в крупных серебряных цветах. Тумбочка возле кровати и пара полочек на стене с разной мелочью, вроде статуэток, привезенных с отдыха, и моими фотографиями… Огромный шкаф, с моими вещами…

Откуда они здесь?

Я, конечно, догадывался, что Дейв, как врач, должен был сообщить Джону, что я нахожусь в больнице, да и про беременность обязан был сказать. Теперь я уверен, что ему не нужен ни я, ни мой ребенок.

Как я мог не замечать, что живу с такой мразью?

Я невольно сжал руки в кулаки, так, что побелели костяшки пальцев, пытаясь заглушить боль, всколыхнувшуюся в душе. Глаза горели от непролитых слез. Не позволю… Я не буду больше плакать из-за этой сволочи, он недостоин моих слез и нервов.

Дейв, кажется, не заметил моего состояния, это хорошо. Не хочу, чтобы он стал допытываться до причин этих слез.

Он и так очень много сделал для меня. И продолжает делать.

«Детская» комната оказалась пустой, когда он только успел убрать отсюда всю мебель?

Я невольно улыбнулся, представив, как здесь будет спать наш малыш.

Почему совершено незнакомый человек готов на такие поступки ради чужого ребенка, а Джон просто вычеркнул меня из своей жизни?

На глаза невольно навернулись слезы.

- Покажешь где у нас ванная? - тихо спросил я, пряча от альфы глаза.

- Пойдем, если надо будет помощь, зови. – Он ласково провел по моей щеке кончиками пальцев.

- Хорошо, - я сам накрыл его губы, благодаря за заботу. Чуть лизнул его нижнюю губу и отстранился.

Ванная комната была огромной. Стены и пол выложены золотистой плиткой, на полу возле ванной мягкий серый коврик. Рядом раковина и огромное зеркало на стене. В углу – душевая кабинка. Стиральная машинка, шкафчик, я открыл дверцу, с чистыми полотенцами. Корзина, я заглянул в нее, для грязного белья.

Я облокотился о раковину, смотря своему отражению в глаза, в которых вновь появлялись слезы.

Джон отдал ему мои вещи…

Просто, без малейших сожалений выкинул из своей жизни.

Наверно, он очень обрадовался, когда Дейв сообщил о моей амнезии. Решил воспользоваться этим…

Я вытер катящиеся по щекам слезы, мне нельзя нервничать, это плохо скажется на моем сыне. Открыл кран с холодной водой, умылся, закрыл и повернулся в сторону душевой кабинки.

Мне нужно смыть с себя больничный запах, который, казалось, прочно переплелся с моим собственным.

Разделся, кинув одежду в корзину, и встал под теплые упругие струи воды, тихо всхлипнул. Слезы с новой силой потекли из глаз.

Больно…

Как же больно осознавать, что человек, ради которого ты был готов на все, оказался такой скотиной…

Я прислонился лбом к холодной поверхности кабинки. Со злостью вытер бегущие слезы.

Хватит себя жалеть, хватит плакать из-за недостойного человека, хватит портить себе нервы.

Я обязательно буду счастливым. Не ради кого-то или чтобы кому-то что-то доказать, а ради себя самого.

Я достоин счастья.

Каждый оступается, но только сильный духом находит в себе силы идти дальше, собирая свое сердце по осколкам, заново склеивая его. Заново учась доверять и любить.

И я смогу…

Я обмотал бедра полотенцем и вышел из ванной, зашел в спальню. Дейв был на балконе.

Подойдя к шкафу, я снова впал в ступор.

Нужно выкинуть старую одежду, и мои фотографии. Чтобы ничего не напоминало о прошлой жизни.

- Надень вот это, - сзади прижалось горячее тело, одна рука скользнула на талию, а второй Дейв достал с полки серые джинсы, - и вот эту футболку, - достал белую футболку.

- Спасибо, - я взял вещи и отошел к кровати.

Откинул полотенце с бедер и быстро оделся.

- Нужно купить тебе другую одежду, для беременных, чтобы ремнями не перетягивать живот, - хриплый голос вызвал стаю мурашек.

- Да, нужно, - как же приятно, пусть я и не привык еще, что он заботиться обо мне. – Мне нужно волосы высушить, а потом поедем в магазин.

Я развернулся к альфе, вопросительно смотря в черные омуты.

- Фен в ванной.

- Хорошо, – я облизал пересохшие губы и скрылся ванной комнате.

Дорога в торговый центр прошла очень весело. Мы бурно обсуждали, что мне нужно купить из одежды для повседневной жизни и для отдыха, который он мне обещал. Решили накупить пока только летней, ведь живот будет расти, и сейчас нет смысла покупать вещи на осень и зиму.

Приехав домой, Дейв помог мне собрать все старые вещи по пакетам, я попросил их выкинуть, одним махом вычеркивая прошлую жизнь, но он решил их отвезти к своим родителям.

Я складывал вещи, грустно улыбаясь. Вспоминал, как мы с Джоном покупали вот эту красную рубашку в Париже, а вот эти футболку и джинсы мы купили в Лондоне, когда ездили с его друзьями отдыхать.

Дейв, видя мое подавленное настроение, старался меня отвлечь, рассказывая смешные истории из своего детства, как они с родителями ездили к дедушке в загородный дом, рассказывал, как он познакомился с Крисом, еще в школе, как они стали лучшими друзьями, как вместе устраивали проказы для учителей в выпускном классе. Рассказывал, как он помог Крису завоевать его Микки.

Я улыбался, слушая его бархатный голос с чуть хриплыми нотками, постепенно забываясь.

Когда последний свитер был сложен, я тихо выдохнул, застегнул замок на сумке и прикрыл глаза.

Вот и все.

У меня теперь будет новая жизнь. Без презрения и унижений, без бессонных ночей, без тихих слез в подушку, без грубых слов и оскорблений.

Теперь я буду любимым, я буду счастливым, я буду Единственным.

И я смогу полюбить в ответ. Дейв поможет моим ранам затянуться, поможет мне забыть всю горечь прошлой жизни.

Он заполнит мою жизнь новыми воспоминаниями и радостными минутами.

Я верю ему.

Уже сейчас я начинаю понемногу открываться ему, разрушаю призрачную стену между нами.

Ужин мы готовили вместе.

Пока альфа чистил и ставил вариться картошку, я, залив крылышки соусом и посыпав их тертым сыром, поставил в духовку.

За ужином мы обсуждали предстоящее путешествие. Решили съездить в Грецию.

Когда Дейв рассказывал мне про все прелести нашей поездки, его глаза так счастливо блестели, и на губах была такая искренняя улыбка, что я улыбался в ответ, так же радостно и счастливо.


************


Раздевшись, я забрался на кровать и укрылся легкой простыней, украдкой наблюдая за раздевающимся и устраивающимся рядом со мной мужчиной.

У него такое шикарное тело, так и хочется провести рукой по широким плечам, увитым крепкими мышцами. Проверить гладкость загорелой кожи. Обвести пальцами кубики на животе, проследить рукой черную дорожку волос, скрывающуюся под тканью черных боксеров. Обвести языком коричневые ореолы сосков.

Я судорожно втянул запах легшего рядом Дейва.

- Если ты чувствуешь себя неуютно, то я могу уйти в гостевую комнату, - он повернулся ко мне лицом и несмело обнял.

- Нет, - я положил голову ему на плечо и прижался крепче, удобнее устраиваясь в таких уютных объятиях, обнял в ответ, - мне хорошо в твоих объятиях.

- Спокойной ночи, малыш, - я почувствовал поцелуй в макушку.

- Спокойной, Дейв.

Я жадно втягивал его запах, чувствуя, как он переплетается с моим, приобретая чуть сладковатые нотки. Теперь он напоминал мне аромат спелых мандаринов.

Я расслабился и позволил сну завладеть собой.


*********

Сегодня к нам придут «наши» друзья. Тот самый Крис со своим мужем.

Все дни до встречи с друзьями, мы с Дейвом гуляли по городу, в парке рядом с домом. Так как моя машина после аварии ремонту не подлежит, да и за руль он бы меня не пустил, мы гуляли пешком, заходя перекусить в разные кафе. Я давно не ощущал себя таким счастливым, как со своей Парой.

Он очень интересный собеседник, я с огромным удовольствием слушал его рассказы про то, как все праздники мы гуляем вместе с «нашими друзьями», так сказать, семьями.

С минуты на минуту они должны придти к нам. Интересно, как они ко мне отнесутся? Что будут говорить и рассказывать про наш «совместный» отдых?

И это еще раз подтверждает, насколько я стал дорог Дейву, что он даже своих друзей заставляет мне лгать.

Надеюсь, я им действительно понравлюсь.

Я поставил мясо по-французски на стол и обвел его взглядом. Так, салаты на столе, картофель тоже, приборы расставлены, салфетки разложены. Красное вино для Дейва и Криса, белое – для Микки.

- Дейв!

- Что, солнце? – крикнул мне с кухни мужчина.

- Принеси мой сок, мы забыли про него, - попросил я.

- Вот, - он зашел в комнату, поставил на стол графин с соком, - твой любимый – виноградный.

Я чмокнул мужчину в губы и благодарно улыбнулся. Он обнял меня руками за талию, притягивая ближе к себе, углубляя поцелуй, но звонок в дверь прервал нас.

- Пришли, - с сожалением он отступил от меня и пошел открывать друзьям дверь.

- Привет, дружище, - произнес незнакомый мне голос.

- Крис, - поздоровался Дейв, - давно не виделись. Микки, привет.

- Привет, Дейв, - звонко раздалось в ответ. – Где Терри? Почему не встречает?

- Он в зале, пойдемте.

Я стоял возле стола, ожидая «наших друзей».

- Терри! – маленький ураганчик подбежал ко мне и стиснул в объятиях. – Привет, как я рад, что с тобой все хорошо.

Я с удивлением посмотрел на русоволосого паренька моего роста, на вид чуть старше меня, одетого в джинсовые шорты чуть выше колена и ярко-голубую майку.

- Привет, Микки, - чуть запнувшись на его имени, поздоровался я с омегой.

- Как ты себя чувствуешь? Дейв сказал, что тебе уже лучше, - продолжал тараторить, обнимая меня и заглядывая мне в глаза, - как замечательно, что с вашим ребеночком все хорошо. Мы хотели придти проведать тебя в больнице, но Дейв…

- Любимый, не задуши Терри от радости, - я посмотрел в сторону входящего высокого блондина, который приветливо мне улыбнулся, лукаво сверкая серыми глазами. – Привет, Терри.

Он подошел ко мне и так же сильно, как до этого его муж, обнял меня.

- Так, - наигранно возмущенно сказал Дейв, - Крис, отпусти моего парня, задушишь еще ненароком от радости. Иди своего мужа тискай.

- Ну, Дейв, - отпуская меня, чем я сразу и воспользовался, отступая к своей паре, отозвался Крис, - мы же так давно не виделись, да и переволновались сильно за него.

Кристиан был одет так же просто, как и его муж, голубые джинсы и белая футболка, обтягивающая его накачанный торс.

- Ничего, - обнимая меня за талию, отозвался Дейв, - теперь он дома, поэтому можете почаще к нам в гости заходить, а то появлялись только на выходных.

- Давайте садиться за стол, - улыбаясь, предложил я.

Крис и Микки вели себя так непринужденно, как будто мы действительно были знакомы до аварии. Мне с ними было так легко и приятно. Я рад, что у моего Дейва такие хорошие друзья, ведь не каждый сможет так тепло общаться с незнакомым человеком.

Они, перебивая друг друга, расспрашивали меня о самочувствии, не плохо ли мне, не болит ли голова. И я с огромным удовольствием отвечал на их вопросы, так как видел, что искренне переживают за меня. А еще Микки, лукаво поглядывая голубыми глазами на своего мужа, спрашивал, не мучает ли меня токсикоз по утрам. Ох, чувствую я, не одни мы с Дейвом скоро станем родителями. А если еще учесть, что Микки, сославшись на головную боль, отказался пить вино…

Весь вечер с моих губ не сходила улыбка, и я впервые не вспоминал про Джона, полностью погрузившись в теплую атмосферу вечера.

А еще мне понравилось наблюдать за друзьями, да, теперь я смело могу называть их и моими друзьями. Сразу видно, что они искренне любят друг друга. Кристиан так бережно относиться к супругу, стараясь коснуться его почаще, приобнять за плечи или талию, ласково коснуться его пухлых губ, при этом нежно улыбаясь и счастливо заглядывая в сверкающие голубые глаза.

Альфы обсуждали поездку на следующие выходные в наш с Дейвом загородный домик, а счастливый Микки без умолку тарахтел мне, что нам с ним непременно нужно встретиться на днях где-нибудь в городе, пройтись по магазинам, посидеть в каком-нибудь кафе. Я с радостью согласился, видно было, что он хочет поговорить со мной наедине, но не сейчас, а потом, когда будет точно уверен, что его супруг ничего не услышит.



- Дейв, - я мыл грязные тарелки, а мой парень стоял рядом, вытирая их насухо и ставя в шкаф. Наши гости уже ушли, расцеловав меня на прощание, чем вызвали возмущенное сопение Дейва и мой искренний смех, и договорившись встретиться в конце недели, чтобы съездить за продуктами для предстоящей поездки загород. А Микки еще стребовал с меня обещание созвониться и прогуляться в середине недели.

– Тебе не кажется, что Микки что-то скрывает от мужа?

- Да, мне тоже показалось, что он уж слишком выпытывал у тебя о самочувствии, - вытирая последнюю поданную мной тарелку, отозвался мужчина. – Чувствую, что не один я стану Отцом.

Я вытер насухо руки и, облокачиваясь на раковину, повернулся к своему альфе.

- Вот и мне так показалось.

- Пойдем спать, мой хороший, - Дейв поставил последнюю тарелку и поцеловал меня в щеку, - сегодня был очень насыщенный вечер, наши друзья очень шумные.

- Пойдем.


Я, уже привычно, устроился в надежных руках и прижался спиной к горячей груди, чувствуя большие ладони, нежно поглаживающие мой живот, и легкий поцелуй в шею, заставивший меня поежится.

- Надеюсь, они не слишком тебя утомили? – тихо спросил альфа.

- Нет, - я улыбнулся, - мне так жаль, что я не помню их.

- Ничего, теперь, когда ты дома, мы будем часто встречаться с ними. И у тебя появятся новые воспоминания, связанные с ними. Можно будет предложить им слетать с нами в Грецию.

- Да, неплохая идея, - я повернулся к нему лицом, обнял за шею. – Спокойной ночи, Дейв.

- Сладких снов, мой хороший. – И нежный поцелуй в губы.

Я, счастливо улыбаясь, прикрыл глаза, медленно погружаясь в сон.

А стена между нами все тоньше и тоньше, мой альфа…

URL
Комментарии
2013-05-16 в 09:21 

Спасибо большое.

2013-05-16 в 09:40 

assyr
1чирик1, Пожалуйста))))

URL
   

Мой маленький мирок

главная